О проблеме одиночества современного человека и путях ее преодоления | Храм Сергия Радонежского 

 


 


 



Страничка в православной сети Елицы Общины прихожан и братии Храм во имя святого преподобного Сергия Радонежского г. Н. Тагил width=100

Православная социальная сеть

О проблеме одиночества современного человека и путях ее преодоления

Н.Д. Данилова,

кандидат педагогических наук,

доцент кафедры литературы НТГСПА

   Человек пребывает в теле, как отшельник в затворе. Поэтому одиночество всем нам присуще гораздо глубже, чем мы считаем. Оно наш неизменный спутник с момента рождения, так же как и смерть. Но современные люди не хотят думать ни о смерти, ни об одиночестве. Они просто хотят прожить весело и «вкусно», по возможности как можно дольше. Не так уж много людей, которые считают себя христианами, ищут в Церкви глубины. Им в общем-то не нужна методика подготовки к вечности, потому что они о ней не думают. Часто полагают, что христианство должно обслуживать их земные потребности.

  Многих людей страшит сама мысль об одиночестве, так же как о смерти, так как они не понимают ни сути одиночества, ни сути смерти, поэтому то и другое вызывает отторжение. Когда же одиночество их настигает по самым разным причинам, то оно становится тяжким и мучительным крестом, боль которого люди стараются заглушить чем угодно. Но чем усиленнее люди пытаются избавиться от одиночества, тем оно острее дает себя чувствовать.

  Земное человеческое одиночество бывает разным, и вызвано оно бывает многообразными причинами. Его переживают все люди, каждый человек в свое время. В нашем падшем мире одиночество неизбежно хотя бы потому, что мы облечены в плоть, которая закрывает от нас как завесой духовный мир и делает всех нас «непрозрачными» для других людей, и потому наш внутренний человек, так называемый сокровенный человек, оказывается непостижимым для другого. Именно по этой причине мы часто судим о людях поверхностно и не понимаем друг друга. Более того, мы и себя плохо понимаем, потому что не видим своей подлинной сути и не понимаем истинного состояния своей собственной души, но зато с завидной легкостью «разгадываем» других и навешиваем на них различные ярлычки.

  Мы все мечтаем о каком-то мифическом счастье, но наше земное представление о нем далеко не всегда совпадает с тем, что необходимо для счастья вечного, неземного, т. е. для спасения души. Очень часто наше счастье, как мы его понимаем по-земному, на самом деле является отравой и опьянением, и в погоне за этим постоянно ускользающим счастьем мы забываем обо всем, в том числе и о Боге, и о спасении души. Когда мы хотим упиться только земным счастьем и стремимся изо всех сил к внешнему благополучию, только материальной обеспеченности, тогда мы делаемся землей и плотью, и Бог нас возвращает к тому, чем мы должны быть – детьми Духа и Света. В повседневной жизни нас обступают заботы, тревоги, страхи и бесконечное желание душевного комфорта. Мы начинаем суетиться, метаться, отвоевывать для себя какое-то виртуальное место под солнцем, и постепенно перестаем жить внутри себя, следовательно, не готовимся к вечности. Мы напрочь забываем, что «Царство Небесное внутрь нас есть» и перестаем поставлять строительный материал для Царства Небесного и все только выстраиваем внешнее. А все внешнее рано или поздно обязательно рухнет. И останемся мы голенькими и совершенно беззащитными. Дело в том, что Бог разбивает все, что есть земля и плоть, чтобы освободить дух. И все улетучится: наше благополучие, обеспеченность, комфорт и прочее «счастье», ради которого мы метались на этой земле. И когда трагедия войдет в нашу жизнь, когда нас Бог посетит, то  мы увидим, что наша такая уютная жизнь на самом деле мертва, и наша спокойная обеспеченность, которая так грела нашу душу, на самом деле является началом той широкой дороги, которая ведет незаметно на дно адово. Христос не случайно говорил апостолам, и не только апостолам, но и всем нам, христианам: «А что вам говорю, говорю всем: бодрствуйте» (Мк. 13:37). И святые отцы повторяют нам о постоянном трезвении. Нашему пробуждению от житейского сна способствует именно одиночество. Многие сильные душевные переживания: горечь утраты, разлуки, – даны вовсе не для того, чтобы мы унывали, а для того, чтобы мы действовали, познавали волю Божью о нас. И в любой горестной ситуации надо суметь задать себе вопрос: что ждет Господь от меня в этом искушении? И второй вопрос: как мне достойно решить задачу, которую поставил передо мною Бог. 

  Одиночество бывает внешним и внутренним. Внешнее одиночество замечаемо многими, и подстерегать оно может любого человека. Пока есть смерть, болезнь и самые разные катастрофы, человек в любой момент может по тем или иным причинам потерять близких, дорогих ему людей и таким образом оказаться одиноким. И это внешнее одиночество может перейти во внутреннее душевное состояние, и тогда одиночество станет внутренним, что гораздо тяжелее внешнего.

У человека может быть семья: муж, жена, дети, родители, – но они почему-то оказались чужими по духу, не родственны по душевному устроению, и тогда человек начинает испытывать страшное давление внутреннего духовного одиночества. Это тоже своего рода потеря близких. Иногда одиночество переживается как невостребованность, невозможность приложить свои силы к чему-то для нас ценному. Бывает, что одиночество переживается как невозможность единомыслия с кем-то, кто хотя и рядом, но не единомыслен с нами. Испытывается одиночество и как невозможность разделить с кем-то горе и радость.

  Достаточно часто причина мучительного одиночества кроется в самом человеке, потому что он не всегда умеет строить отношения с другими людьми, не умеет общаться. Люди часто ссорятся, обижаются и от этого тоже страдают. Возникают типичные жалобы: «меня не понимают», «я не нужен», «меня не любят». Возникает стремление максимально сузить круг общения. Сами начинаем вести себя так, что другие люди стараются нас избегать. Так как все сосредоточено только на себе, то мы напрягаем и себя, и других. Не хотим осознавать, но на самом деле желаем, чтобы всё и все кружились вокруг нас, признавали нас и восхваляли нас. Это достаточно частое явление. В этом случае у нас просто не христианское устроение души, и мы боимся признаться себе, что это мы не правы в том, что не ладятся у нас отношения с близким и дальними, что прежде всего надо поменять свою установку в обращении с другими людьми. И тогда многое преобразится. Если мы приобретем мирный дух и терпение, тогда и люди умирят бурю в своих душах. 

  Так как мы привыкли жить поверхностно, мы склонны причину жизненных неудач и нестроений видеть в неблагоприятных обстоятельствах, материальном недостатке, неустроенности быта и несносном характере ближних. А надо просто перевести взгляд на себя, искренне признать: мы делаем что-то не так, мы ведем себя неправильно. Но это редко кто делает. Мы не стараемся измениться, а стараемся оправдаться и хотим, чтобы изменился другой человек. А надо просто укорить себя, взять вину на себя за нелады в своей жизни, в том числе и за свое одиночество.

  Известно, что не столько страшны сами события, не состояния человека, а его отношение к ним, восприятие их. Важны готовность и умение переносить испытания, скорби, разные невзгоды. Конечно, если человек убежден, что он «рожден для счастья, как птица для полета» (В. Г. Короленко), то первая же настоящая боль, неудача, потеря собьет его с ног.

  Понять и преодолеть страх и мучительность одиночества, чтобы оно стало в жизни человека созидающим фактором, легче религиозному сознанию, которое нам подсказывает, что не бывает ничего случайного, все связано с Промыслом Божиим о человеке, со спасением нашей души в вечности. Но отрицательный и порочный опыт, который живет в нас, не дает нам жить по-настоящему христианской жизнью. Поэтому каждый день мы должны настраивать себя на сопротивление инерции пошлости, невежества, подлости, зла, мстительности, зависти – всему этому пестрому букету страстей, который живет в нас. Мы должны взращивать в себе культуру христианской жизни. В речи, в мысли, в поступках, в жестах. И каждый день это борьба прежде всего с собой, со своими внутренними пороками. Мы, христиане, очень часто живем как неверующие. Отсюда и происходят наши дополнительные страдания. Тот, кто не верит, ориентирован только на себя. На свои силы, свои знания, свои возможности. Он надеется только на себя, верит только себе, советуется только с собой, ищет поддержки в себе и потому всегда пораженец. Человек же верующий надеется прежде всего на Бога, верит в Божественный Промысел, просит помощи у Господа, проверяет себя Божиими заповедями. Он постоянно в общении с Господом, с памятью о Нем, поэтому в его душе нет места одиночеству. Интересно отметить: лексический анализ Библии показывает, что слова «одинок, «одинокий», «одиноко», «одиночество» встречаются всего 8 раз, из них 4 раза в Псалтири: «избавь от меча душу мою и от псов одинокую мою» (Пс. 21, 21); «призри на меня и помилуй меня, ибо я одинок и угнетен» (Пс. 24, 16); «отведи душу мою от злодейств их, от львов – одинокую мою» (Пс. 34, 17); «Бог одиноких вводит в дом» (Пс. 67, 7). А вот в Новом Завете слово «одинокий» встречается всего лишь однажды: в Первом послании апостола Павла к Тимофею: «вдовица и одинокий надеется на Бога» (1 Тим. 5, 5). То есть с приходом в мир Спасителя одиночество человека отменяется, но мы его ощущаем в силу своего греха и неумения молиться. И поэтому нам кажется, что одиночество – это данность нашей земной жизни, но оно может быть и желанным. Например, для тех, кто принял монашество или собирается его принять. «Моно» – значит один. «Монах» – одинокий, но он не один – он с Богом постоянно, отсюда желание сосредоточенной, ничем не рассеиваемой молитвы – беседы с Господом. Молитва всегда ищет одиночества. Далеко не всем суждено быть монахом, у каждого свой путь. Но любой из нас, христиан, желает хотя бы на некоторое время остаться один на один с Господом. Даже в семье, которую мы называем малой Церковью, совместная семейная молитва не исчерпывает нашего молитвенного стремления. Ведь соединенные в одну плоть, мы все же остаемся отдельными духовными единицами, не теряем своих особенностей, личных качеств.

  Одиночество – это данность нашей земной жизни, оно может быть и тяжким бременем, но может быть и великим благом. Для того, чтобы одиночество стало позитивным фактором в духовном становлении человека, как пишет Антоний Сурожский, «надо принять его, подружиться с ним и духовно преодолеть его; оно ведь останется с тобою до конца дней твоих, но твой характер обретет благодаря ему силу, достоинство и доброту».

  Не стоит пытаться убежать от одиночества через постоянное времяпрепровождение в разных компаниях, многочасовое «общение» с телевизором или в социальных сетях, что является иллюзией общения, и т. д. Надо просто понять, что одиночество – это очень непростой урок, который задал нам Господь, и этот урок надо пройти и выйти к свету. Источник этого света – Бог. Сам Христос показал нам пример необходимого одиночества. Он Сам уединялся на 40 дней в пустыню для молитвы. Для молитвы Он уходил на гору Фавор. В Гефсиманском саду Он тоже молился в одиночестве. Тем  самым Бог нам показал, что любое действие, требующее участия всего человека, всего сердца его, всей души его и всего разумения требует одиночества. Поэтому никто из талантливых, творческих людей не боится одиночества и не бежит от него, а радуется, что есть такая возможность – побыть одному и заняться любимым делом, а не распылять себя на псевдообщение. Как писал религиозный мыслитель Иван Ильин, «... в одиночестве человек находит самого себя, силу своего характера и святой источник жизни». Важно понять, что истинно верующий в Христа не может быть одинок. Ведь на самом деле ближе нашего Создателя у нас никого нет. Нас могут оставить самые близкие, самые дорогие нам люди: родители и дети, мужья и жены, близкие и друзья, – и только Господь никогда не оставит, никогда не бросит. Это мы бросаем Его, а Он всегда близ, всегда рядом, в любой момент жизни и смерти и после смерти. Только позови, только обратись за помощью. Главное – не замыкаться, не отчуждаться, не уходить в подполье, не гневаться, не слать проклятья исподлобья, но всегда сострадать о человеке, всегда испытывать потребность дарить любовь. Есть такая древняя молитва, записанная архиепископом Иоанном Шаховским:

Господи Боже мой, удостой

Не чтобы меня утешали, но чтобы я утешал,

Не чтобы меня понимали, но чтобы я других понимал,

Не чтобы меня любили, а чтобы я других любил.

Ибо кто дает – тот получает,

Кто забывает себя – тот обретает,

Кто прощает – тот простится,

Кто умирает – тот просыпается к вечной жизни.  

Мы не должны забывать, что христиане – это дети Света, дети Царства Небесного. Главное качество христианина – это свет незримый, который нам дан в таинстве крещения. Это искра благодати. И эту искру надо сберечь в своей душе и никаким силам не дать ее погасить. А те душевные скорби, которые сопутствуют нашему одиночеству, призваны разбудить нас от духовного сна, отрезвить. Поэтому надо научиться жить в состоянии любви ко всем и всему, в том числе и к себе, тогда и одиночество не будет нас пугать, потому что оно тоже преобразится в свет.