Какую одежду можно нам принести?


 



Страничка в православной сети Елицы Общины прихожан и братии Храм во имя святого преподобного Сергия Радонежского г. Н. Тагил width=100

Православная социальная сеть

Светлой памяти новопрест. монаха Рафаила. Расшифровка беседы 2015 г.

15 ноября исполняется 40 дней со дня кончины монаха Рафаила (Олешкевича), который несколько лет нес послушание в общине глухих и слабослышащих храма св. прп. Сергия Радонежского. Отец Рафаил не просто делал богослужение доступным для людей с ограниченными возможностями, но и стал настоящим другом для слабослышащих прихожан и всех без исключения сотрудников храма. В декабре 2015 года у нас состоялась интересная беседа с о. Рафаилом на тему монашеской жизни, которую нам посчастливилось зафиксировать на бумаге. В памятный день хотим предоставить вашему вниманию ее расшифровку.

Многие люди часто задаются вопросом о собственном предназначении в жизни. Для каждого Господь избирает свой уникальный путь, но совсем нечасто мы его осознаем и с ним соглашаемся. Промысл Божий становится порой понятен лишь по прошествии времени и только тем, кто научился доверять Богу.

Отец Рафаил, в миру Олешкевич Роман Николаевич, признался, что решение стать монахом пришло к нему далеко не сразу.

«Родом я из Самары, семья самая обычная: мама, папа, младший брат и я. Когда мне было около 8 лет, у меня начал пропадать слух, позже такая же проблема появилась и у брата. Через несколько лет родители развелись, папа переехал в Нижний Тагил, а мы с братом осваивали жесты, учились читать по губам и пытались оставаться обычными людьми со своими интересами и талантами.

Мама хотела, чтобы я поступил в институт, поэтому в возрасте 21 года я приехал в Нижний Тагил и готовился к экзаменам. Но папа, воцерковившийся к этому времени, думал по-другому и хотел в первую очередь пользы моей душе, поэтому отправлял меня ходить в храм на службы. Я приезжал, но совершенно не понимал, что там происходит – все необычно и к тому же на церковнославянском. Тогда папа попросил, чтобы меня взяли на клирос в сельском храме в честь св. Николая Чудотворца.

С клироса я стал всё познавать и читать. Папа решил, что я должен идти учиться в семинарию и привёл меня к одному пожилому священнику, отцу Герману, но кто он, я уже не помню. Дело было в сентябре.

«Поезжайте в город Почаев, в Лавру, к старцу Димитрию, за благословением на учебу» – таков был совет этого священника. Это было Великим постом, в марте.

Старец, архимандрит Димитрий, видев меня первый раз в жизни, к моему удивлению назвал меня по имени. Узнав, что я приехал за благословением учиться в семинарии, жениться и быть священником на каком-нибудь приходе, внимательно посмотрел на меня и сразу сказал, что у меня другой путь.

 «Папу слушать – это хорошо», – сказал он мне, – «маму тоже, но зачем тебе институт? Ты и так всё умеешь». И в семинарию, которая находится в Екатеринбурге, учиться меня не благословил. Сказал, что если это нужно, то семинария будет позже (к слову, так оно и случилось – через много лет о. Рафаил поступил и обучался в Самарской семинарии). «А куда мне тогда идти?», – спросил я. Он сначала молился минут 20, посмотрел на Почаевскую икону Божией Матери, а потом сказал, что мне нужно идти в монастырь. «Но в какой, не буду говорить. Господь сам приведёт тебя…» И добавил, что если предложат служить ради глухих, то нужно соглашаться. Потом он благословил, утешил и напутствовал терпеть все, что бы ни случилось.

«Нет значит нет», – подумал я и продолжал ездить в свой храм, выполнял все поручения батюшки. Прошло немного времени, где-то 1–2 месяца, и знакомая мне матушка Руфина попросила сопроводить ее в Алапаевск, где нужно было обучать певчих. Сама она уже была пожилая и боялась ехать одна.

В Алапаевске мы пришли в женскую общину. Когда стали заходить на территорию монастыря, я вдруг почувствовал себя дома. Игумен бежит ко мне навстречу! Вы видели, чтобы игумен бежал к кому-то? Наверное, нет. Вот и я нет. И он благословил меня. Потом я поехал в Тагил, к папе, и он также благословил меня на мой путь старинной семейной иконой.

Я жил сначала в женской общине, выполнял все поручения. Наверное, сестры наблюдали за мной, насколько хорошо я выполняю послушание. В 2002 г. впервые пришёл в мужской монастырь Новомучеников Российских под Алапаевском, в Верхней Синячихе. В этом монастыре я провел 11 лет, пройдя путь от послушника до монаха. Нёс послушание главного повара, потом был пчеловодом и птицеводом.

Моё первое послушание было на кухне. Повар ушёл и я работал один. Электричества не было, света и воды тоже. Поэтому сначала нужно было наколоть дров, натаскать воды, растопить печь. Столы на кухне все были расшатаны, даже шкафчиков для посуды нормальных не было. Поэтому кроме приготовления пищи нужно было заниматься благоустройством трапезной и многими другими делами. Три года я нёс своё послушание повара, а затем меня отправили на пасеку. Но там ничего не было, была только пустошь. За пять лет удалось построить дом, баню, ульи (22 штуки). Затем был птичник. Развёл в нем гусей, индеек, кур, цесарок. В  детстве каждое лето я жил у бабушки в деревне, поэтому за дело взялся с умением. Так я прожил в монастыре 11 лет. 

Но в 2013 году меня ждали изменения. 22 апреля по ходатайству епископа Нижнетагильского и Серовского Иннокентия к епископу Каменскому и Алапаевскому Сергию меня перевели из монастыря и зачислили в число братии Свято-Введенского Симеоновского скита села Сербишино. В скиту все пришлось начинать сначала. Я тоже занялся пасекой, поставил птичник, завел гусей.

Настоятель скита предложил помогать в обществе глухих и слабослышащих в Нижнем Тагиле и я, помня благословение старца, согласился.

Сначала я наблюдал, смотрел, как переводят службы с сурдопереводом. Только с 2014 года стал переводить сам. Так я стал нести послушание сурдопереводчика в храме св. прп. Сергия Радонежского в Нижнем Тагиле. Постепенно общество из 5–6 человек увеличилось до 35. И это всего за 2 года.

Я ездил на семинары в Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Киров. Мне было интересно знать, в чем особенно нуждаются слабослышащие прихожане, почему нет единомыслия по переводу богослужений на язык жестов. В Москве, например, в каждом храме жесты переводят по-своему, а иногда перевод на жестовый язык бывает просто абсурдный.

Я считаю одной из самых важных целей сейчас сделать перевод богослужений на язык жестов одинаковым, универсальным, чтобы не было расхождений в понимании сказанного…»

На этом интервью обрывается – отцу Рафаилу нужно было идти по каким-то делам, да и нас ждали важные труды. Тем более что казалось, что впереди еще много встреч с этим добрым, светлым, умным и милосердным человеком, необозримое количество возможности общения с ним и общих дел. Но Господь рассудил по-другому…

Монах Рафаил отошел ко Господу после продолжительной болезни 7 октября 2016 г., накануне памяти прп. Сергия Радонежского, под покровительством которого он провел последние годы своей жизни. Проститься с ним пришла почти вся община слабослышащих, которая насчитывает уже более 30 человек.С уходом отца Рафаила она не уменьшилась, но, напротив, расширила свои границы, ведь Церковь составляют как живые, так и усопшие христиане.

Просим вас помолиться об упокоении усопшего монаха Рафаила. 15 ноября – 40 дней со дня его кончины.

Беседу с о. Рафаилом записала Евгения Коровина